Житие Священномученика Епископа Дамаскина (Цедрика)

Житие Священномученика Епископа Дамаскина (Цедрика)

 
Дамаскин

Священномученик Дамаскин (в миру Дмитрий Дмитриевич Цедрик) родился 29 октября 1878 года в городе Маяки Одесского уезда Херсонской губернии, в семье бедного почтового чиновника. Брат Епископа, иерей Николай, в начале октябрьского переворота был разстрелян большевиками за безстрашное исповедание веры и обличение большевизма. Будущий Священномученик поступил в Одесскую Духовную Семинарию, затем перешел в учительскую семинарию. К 1909 г. окончил во Владивостоке институт восточных языков, принял монашество, был миссионером при Пекинской Духовной миссии. С 1914 по 1917 год, во время Первой мировой войны, монах Дамаскин служил в отряде Красного Креста на Кавказском фронте. Вскоре он был рукоположен в сан иеромонаха и принят в число братии Киевского Михайловского монастыря. Поступил слушателем в Киевскую Духовную Академию. Митрополит Киевский Антоний (Храповицкий) лично знал и ценил иеромонаха Дамаскина, назначил его епархиальным миссионером. Обладая прекрасным голосом, отец Дамаскин пел в монастырском хоре, а также исполнял другие послушания. Недалеко от монастыря находилось Владимирское братство, где в праздничные дни в шесть часов вечера иеромонах Дамаскин неизменно служил молебен с акафис-том и проповедовал. События гражданской войны заставили будущего Святителя покинуть Киев и направиться в Крым. Здесь Архиепископ Таврический Димитрий (Абашидзе) возвел его в сан архимандрита и назначил настоятелем Балаклавского Георгиевского монастыря. В 1922 году, после установления советской власти в Крыму, архимандрит Дамаскин был арестован. После девятимесячного заключения он был судим, но оправдан, затем выслан из Крыма, направился в Москву. В это время к Святейшему Патриарху Тихону приехал представитель Православных общин Глуховского уезда Черниговской Епархии с прошением об открытии в Глухове викарной Епископской кафедры. Святейший Патриарх назначил на нее архимандрита Дамаскина. Епископ Черниговский Пахомий (Кедров) в докладе Его Святейшеству просил посвятить во Епископа Глуховского, викария Черниговской Епархии, архимандрита Дамаскина, настоятеля Георгиевского Балаклавского монастыря, в один из ближайших дней, «с тем чтобы приехавший в Москву благочинный мог увезти с собой будущего Епископа Глуховского». На обороте этого документа написана резолюция будущего Священномученика Архиепископа Никодима (Кроткова), под омофором которого архимандрит Дамаскин служил в Крыму и проходил по одному судебному делу: «Препятствий к перемещению в Черниговскую Епархию о. архимандрита Дамаскина не имею. Состоя на службе в Таврической Епархии, о. архимандрит зарекомендовал себя особенно ревностно в отстаивании интересов Церкви перед гражданской властью, за что испытал лишения, любителем благостного Богослужения (прекрасный чтец и певец), проповедником усердным и умелым практическим деятелем. Я предполагал его и сам иметь викарным Епископом, но обстоятельства мешали тому. Никодим, Архиепископ Таврический. 1/14 ноября 1923 г.».

18 ноября 1923 г. архимандрит Дамаскин был хиротонисан во Епископа Глуховского, викария Черниговской Епархии. Хиротонию совершили в Московском Донском монастыре Святейший Патриарх Тихон, Епископ Черниговский и Нежинский Пахомий (Кедров) и Епископ Ананьевский Парфений (Брянских). В связи с тем, что Архиепископ Черинговский Пахомий (Кедров, возведен в сан Архиепископа 23 ноября 1923 г.) был выслан из пределов Черниговской губернии и не мог непосредственно управлять Епархией, Епископ Дамаскин был избран своим Архиереем православными общинами Нежинского, Новгород-Северского и других округов и назначен в.у. Черниговской Епархией. В декабре 1923 г. Владыка Дамаскин приехал в г. Глухов Черниговской губернии. Свою архипастырскую деятельность он начал с приведения в порядок Епархиального Управления и канцелярии, организации викарных и благочиннических управлений. В мае 1924 г. в советской прессе публиковались материалы о принятии Святейшим Патриархом Тихоном в общение лидера обновленцев В. Красницкого, подложное послание «Святейшего Патриарха» о включении в состав Епархиальных Советов членов «Живой церкви», которое было написано Красницким, постановление Святейшего Патриарха Тихона и Священного Синода об образовании высших органов Церковного управления – Священного Синода и Высшего Церковного совета с ложной информацией о включении в состав последнего Красницкого и др. Эти публикации активно использовались на Украине так называемыми «самосвятами» с целью подорвать доверие к Русской Православной Церкви. Чтобы разобраться в обстоятельствах, сложившихся в Церкви в связи с деятельностью Красницкого и Введенского, Преосвященный Дамаскин поехал в Москву и встретился со Святейшим Патриархом Тихоном. По возвращении он обратился с посланием к пастырям и пастве Черниговской Епархии, в котором полностью изобличил клевету о признании Святейшим Патриархом Тихоном «Живой церкви» и передал призыв Патриарха твердо стоять на страже Православия. Принципиальным вопросом было поминовение Святейшего Патриарха Тихона во время Богослужения. В декабре 1923 г. вышел циркуляр Наркомюста, в котором «публичное чествование лиц, осужденных или находящихся под судом за совершение тяжких государственных прес-туплений (раздел 1, гл. 1, особая часть УК), в частности, в отношении гр. Белавина (Тихона)» следует разсматривать как уголовно наказуемое деяние. Хотя Святейший Патриарх был освобожден, циркуляр о «преступности» возношения во время Богослужения имени Патриарха Тихона остался в силе. После высылки в 1922 г. Епис-копа Черниговского Пахомия, Черниговское Епархиальное Управление захватили обновленцы во главе с епископом Алексадром (Мигулиным), назначенным образовавшимся в это время в Киеве обновленческим «Всеукраинским высшим церковным управлением». Обновленческое епархиальное  управление разослало общинам распоряжение о непоминовении Патриарха Тихона и Епископа Пахомия как контрреволюционеров. С прибытием в Черниговскую Епархию Преосвященного Дамаскина все, кроме обновленцев, стали поминать Патриарха Тихона.

Святителю довелось служить в Черниговской Епархии недолго (около двух лет), но плодотворно. Даровитый проповедник и миссионер, смелый и энергичный, он большую часть времени проводил в поездках по городам и селам Епархии. Везде Владыка совершал служения в переполненных храмах, проповедуя хранить верность Богу и Церкви. Он неоднократно посещал Кресто-Воздвиженскую общину, созданную известным общественным деятелем Н. Н. Неплюевым, как попытку построить модель общества на основах христианской морали и социальной справедливости. Епископ Дамаскин видел в этой коммуне способ духовной защиты от наступления безбожия. Владыка общался со священником А. Секундовым, членом Священного Собора Русской Православной Церкви 1917-1918 гг., другими членами общины. Особенно он любил проводить время с детьми, учить их Христианской вере. В сентябре 1924 г. Святитель снова поехал в Москву. Он служил в Троицком соборе Данилова монастыря со Святейшим Патриархом Тихоном и высланными в Москву Архиепископом Черниговским Пахомием (Кедровым), Епископом Каменец-Подольским Амвросием (Полянским) и Епископом Ананьевским Парфением (Брянских). 12 сентября 1924 г. он участвовал в хиротонии архимандрита Стефана (Знамировского) во Епископа Шадринского. По возвращении в Черниговскую Епархию Епископа Дамаскина арестовали в г. Нежине и поместили в Черниговский ДОПР. Во время обыска он выб-росил в окно печать Епархиального Управления, так как создавать канцелярию без регистрации в органах власти было делом подсудным. Поводом для ареста был донос, Святитель обвинялся в поминовении во время Богослужения имен ссыльных Архипастырей Пахомия, Парфения и Прокопия, связи с Митрополитом Антонием (Храповицким) и произнесении проповеди, в которой, говоря об изъятии мощей Святителя Феодосия, Владыка Дамаскин призывал к покаянию и предсказывал, что «придет время, когда люди вернутся к Богу, и тогда Святитель Феодосий вернется к нам».

Долгие месяцы Священномученик Дамаскин провел в тюрьме без суда. Одни надуманные обвинения сменялись другими, но данных для предания суду было недостаточно. 19 февраля губернский прокурор составил «заключение по делу Епис-копа Дамаскина», в котором говорилось: «Гр[ажданин] Цедрик нелегально организует викарные и благочинные управления, не регистрируя их в местных органах соввласти, объединяет духовенство тихоновской ориентации, старается доказать, что обновленческое движение является еретическим и потому поддерживается соввластью, предупреждает граждан осторожно относиться к сообщениям соввласти о положении Тихоновщины, называя эти сообщения заведомо ложными, вымышленными; поминает во время Богослужения Епископов, находящихся в заключении по контрреволюционным делам, «как мучеников за Веру и Христа», преследуемых соввластью, и вообще всячески старается подорвать авторитет ее». Православные общины Чернигова, Глухова, Нежина и Новгород-Северского неоднократно ходатайствовали об освобождении Епископа Дамаскина или ускорении гласного суда над ним. Но 13 февраля 1925 г. было составлено обвинительное заключение, в котором говорилось, что собранный материал был недостаточен, «чтобы путем гласного слушания добиться [о]суждения его (Дамаскина)». Поэтому, «принимая во внимание, что Дамаскин по своему мировоззрению является социально-опасным элементом, влияющим разлагающе на население, и что дальнейшее его пребывание на Черниговщине может создать явную оппозицию по отношению к соввласти и ком. партии, выразившуюся в образовании нелегальных кружков монархической ориентации», было решено просить ГПУ УССР ходатайствовать перед Центральной комиссией по высылкам о высылке Епископа Дамаскина за пределы УССР на север. Только через три месяца, 14 мая 1925 г., Святитель был освобожден. Это был канун Вознесения Господня, и Владыка в тот же день служил Всенощное бдение. Измученный заточением и допросами, он не мог стоять и помазывал народ сидя. В Алтаре у него случился сердечный приступ. Но это не помешало ему на следующий день служить Божественную Литургию. Всегда и везде его первую радость, утешение и долг составляла Божественная служба, храмовая или келлейная.

В июле 1925 г. Епископа Дамаскина снова арестовали, но вскоре освободили.4 августа у него был произведен обыск. Владыка дал подписку о том, что не позже 4 сентября выедет в Москву и явится в ОГПУ. 25 августа он приезжал в Полтаву для того, чтобы вместе с Архиепископом Григорием (Лисовским) рукоположить во Епископа Прилукского архимандрита Василия (Зеленцова). Епископ Василий продолжил начатое Священномучеником Дамаскиным дело – составил обличение лубенского раскола. По некоторым данным, Святитель в 1925 г. был выслан в Харьков и в сентябре того же года – из Харькова в Москву, где 30 ноября его арестовали по делу Митрополита Петра (Полянского). По июнь 1926 года Епископ Дамаскин находился в заключении во внутренней тюрьме ОГПУ в Москве. 21 мая 1926 года ОСО при коллегии ОГПУ СССР он был осужден и приговорен к трем годам ссылки в поселок Полой Енисейской губернии, что на 250 км севернее Туруханска и на 10 градусов севернее полярного круга. На пути к месту ссылки Святитель некоторое время пробыл в Красноярске, служил в местных храмах. Поселок Полой состоял из двора семьи охотника и еще двух домиков, в одном из которых уже жили два сосланных Архиерея. Святитель поселился в другом домике, полуразрушенном, который сам и исправил с приехавшим к нему летом келлейником. Зелень от разведенного им огорода и посылки спасали Владыку от свирепствовавшей здесь цинги. Почта приносила ему известия о тех потрясениях, которые испытывала Церковь. В 1927 году мимо поселка Полой пролегал путь сосланного в стан Хантайка, находившийся еще севернее, Священномученика Митрополита Кирилла (Смирнова), с которым у Епис-копа Дамаскина произошла теплая встреча и беседа о сложных и тревоживших обоих Архиереев сторон жизни Русской Православной Церкви. Они разстались друзьями и единомышленниками, поддерживая в дальнейшем связь друг с другом через письма.

В ноябре 1928 года закончился срок ссылки, но Святителю было запрещено возвращаться в свою Епархию. Он избрал местом жительства город Стародуб, бывший прежде в его Епархии, к тому времени отнесенный к Брянской губернии. По дороге из Сибири Владыка заболел воспалением легких, что дало ему возможность задержаться в Москве. 11 декабря он имел продолжительную беседу с Митрополитом Сергием (Страгородским). Суть своих разногласий с Заместителем Патриаршего Местоблюстителя Епископ Дамаскин изложил в 150 письмах, которые направил в разные концы России. Архипастырь присоединился к так называемой «даниловской» оппозиции, члены которой подавали прошения об увольнении на покой и воздерживались от возношения имени Заместителя Патриашего Местоблюстителя во время Богослужения. В мае 1929 г. Митрополит Петроградский Серафим (Чичагов) пригласил Епископа Дамаскина быть его помощником, но он отказался. Летом 1929 г. Владыка послал гонца к находившемуся в ссылке за полярным кругом Священномученику Митрополиту Петру (Полянскому) с документами о положении Церкви в то время, а также с письмом, в котором просил ответов на многие вопросы церковной жизни. Как писал впоследствии Святитель, Митрополит Петр «говорил о положении и дальнейших выходах из него почти моими словами». В октябре 1929 г. Епископ Дамаскин был арестован советскими властями в городе Стародубе по обвинению в «контрреволюционной оппозиции Митрополиту Сергию». Через месяц его приговорили к пяти годам заключения в Соловецкий лагерь, где он встретил многих своих единомышленников, с которыми ранее был знаком лишь по переписке. В 1934 г. Святитель был освобожден. Он вновь приехал на юг России, объезжая знакомые города и навещая своих единомышленников, собирая «малое стадо». Друзья и последователи Владыки старались держать в тайне место его пребывания. Осенью 1934 г. Епископа Дамаскина арестовали в городе Нежине Черниговской Епархии и сослали в Архангельск. 31 марта 1936 г. он был арестован в Архангельске и 27 октября 1936 года осужден тройкой УНКВД Кировского края на пять лет лагерей. Святитель прибыл по этапу в Карагандинские лагеря 7 декабря 1936 г. В заключении он работал бухгалтером. В это время уже были запрещены и посылки заключенным, и переписка с ними. Владыку с разными этапами переводили с места на место. Отстававших по дороге разстреливали, и Святитель, чтобы спасти от этого своего друга-соузника, священника Иоанна, однажды донес его на себе до стоянки.

13 августа 1937 г. Епископ Дамаскин был арестован в лагере по обвинению в том, что занимался антисоветскими разговорами и совершал Богослужения. Виновным себя он не признал. 10 сентября 1937 г. тройка УНКВД по Карагандинской области приговорила Святителя к разстрелу. 15 сентября он принял мученическую кончину. Место его погребения неизвестно. 6 апреля 1990 г. Прокуратурой Карагандинской области Епископ Дамаскин был реабилитирован. В августе 2000 года на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви Священномученик Дамаскин причислен к Лику Святых Новомучеников и Исповедников Российских для общецерковного почитания.

Сообщение отправлено
Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru Православие.Ru Синодальный информационный отдел Русской Православной Церкви Православное время Яндекс.Метрика Русская Духовная Миссия в Иерусалиме Художественная артель «Догмат»